В июльском номере журнала «Строительство-ru» была опубликована статья «Строительная наука: где ваши патенты, господа?».

В июльском номере  журнала «Строительство-ru» была опубликована статья «Строительная наука: где ваши патенты, господа?». В ней речь шла о том, что в современной России резко упало количество патентов на изобретения в строительном комплексе. Вскоре после выхода статьи нам довелось побывать на первой в нашей стране специализированной выставке по алмазной резке и сверлению. Бросилось в глаза, что в одной из секций стены были буквально увешаны копиями патентов, выданных на двух изобретателей — Инну Сахарову и Вильгельма Казаряна.

Инна Дмитриевна и Вильгельм Юрьевич — мостовики, познакомились, когда молодому аспиранту Вильгельму Казаряну, пришедшему на работу в один из ведущих институтов страны — СоюздорНИИ, назначили руководителем Инну Сахарову. Так сложился их творческий союз.

 

Не озарение, а повседневный труд

Когда институт начали планомерно разрушать, они ушли и создали фирму, которая за время существования заняла свою нишу в мостостроении и завоевала высокий авторитет.

Как рождаются их совместные патенты? Фирма специализируется на реконструкции и демонтаже мостов и других инженерных сооружений. Она известна тем, что берется за работу, от которой порой отказались все остальные. К настоящему времени компания демонтировала более 60 мостов, в основном в Центральной России. По словам Инны Дмитриевны, разборка моста если не сложнее его строительства, то уж точно опаснее. Ведь если не продумать детально весь процесс разборки, может произойти обрушение конструкций и под обломками, не дай бог, погибнут люди. Мало того, эти обломки потом придется из реки извлекать, поскольку они могут мешать судоходству, а на небольших реках просто засорить русло.

По строительным нормам и правилам при демонтаже нужно обязательно изучить проектную документацию, по которой строился мост. Но она практически нигде не сохранилась, хотя речь идет, как правило, об объектах, возведенных в 1960—1970-е годы прошлого века. Поэтому в каждом случае приходится продумывать свой способ разборки. В процессе работы появляются новые технические решения, ряд из них потом признаются изобретениями.

 

Без шума и пыли

С самого основания компании ее специалисты начали применять технику по алмазной резке и сверлению, которая применяется и при разборке мостов, и при их реконструкции. Эта технология, которую называют строительной хирургией, позволяет вести работы без разрушения конструкций, с ювелирной точностью, без сильных вибраций. Как говорится, без шума и пыли. Она незаменима, например, когда надо расширить существующий мост, заменить отдельные его части, не останавливая при этом движения по мосту. Инна Дмитриевна и Вильгельм Юрьевич в процессе применения этой технологии также запатентовали несколько изобретений, в частности усовершенствовали длину точной проходки.

Сегодня в России огромное количество мостов требует ремонта, а средств на то, чтобы следить за состоянием сооружений, не хватает. Зачастую ремонтными работами занимаются местные умельцы, а не профессиональные строители-мостовики. В результате, когда приглашают специалистов на обследование моста, выясняется, что уже требуется реконструкция. И хорошо, если дело не доходит до обрушений. И тут уже приходится ломать голову, какое решение принять по данному объекту.

Литой асфальтобетон в брикетах и «козинаки»

 

Вот история одного из изобретений. В поселке Мстёра Владимирской области пять лет назад велась реконструкция моста через реку Тара, работы закончились, оставалось только положить асфальтобетон. Но асфальтобетонные заводы зимой не работают. И тогда здесь в качестве покрытия впервые был использован литой асфальтобетон — этот материал был ранее разработан в лабораторных условиях, но на практике не применялся. Специалисты компании Сахаровой и Казаряна привезли в Мстёру литой асфальтобетон в брикетах, его осталось лишь расплавить и уложить.

Так впервые был использован этот ныне хорошо известный материал. Кроме того, что он имеет высокие потребительские качества, с ним удобно работать. Ведь брикеты можно хранить «про запас» и пользоваться ими по мере необходимости.

Запатентована и дренажная система «Козинаки», которой теперь широко пользуются мостостроители всей России. Она впервые была опробована в 1996 году на реконструкции МКАД. Предназначена система для отвода воды из толщи дорожной одежды. Внешне действительно напоминает популярные восточные сладости. Один из рабочих, увидев ее первый раз, воскликнул: «Вот это козинаки!» Так это название закрепилось в качестве официального. «Козинаки» в два — два с половиной раза увеличивают долговечность мостового полотна и пролетных строений.

 

Делиться опытом — себе на пользу

Стаж Инны Дмитриевны — 57 лет. Она непререкаемый авторитет в сфере гидроизоляции мостовых покрытий. В частности, ей и Казаряну принадлежит разработка гидроизоляционного материала — мостопласта, аналогов которого по долговечности в мире просто нет. Разработанный ими гидроизоляционный материал «Инопластмост» может применяться во всех природных зонах.

К Инне Дмитриевне постоянно обращаются за советом строители. Заметим, что в компании не любят прибегать к популярной ныне формулировке про «коммерческую тайну» и охотно делятся опытом.

Ремонт мостового полотна моста через р. Стрельна на автодороге Тотьма-Нюксеница-В.Устюг на км 185+200 в В.Устюгском районе Вологодской области

…Вот перед Инной Дмитриевной сидят двое солидных мужчин — руководители подмосковного строительного треста — и старательно записывают ее объяснения. А потом она ведет их во двор, где они изумленно смотрят на половину старого «Запорожца», водруженного на постамент из балок. Автомобиль был разрезан во время международного семинара по использованию алмазной техники, который проходил тут в сентябре. Старый добрый «Запорожец» был разрезан алмазным канатом всего за каких-то 25 минут!

 

Патент работает на имидж

Компания оформила 14 патентов, подано еще 13 заявок на изобретения, и при этом здесь работает менее 20 сотрудников.

За оформление патента взимается пошлина, его поддержание тоже ежегодно стоит денег. Как говорят в Роспатенте, даже крупные организации не хотят вносить ежегодные взносы. Компания Казаряна и Сахаровой затратила на оформление и поддержание патентов свыше миллиона рублей. И хотя российское законодательство позволяет эти затраты включить в цену продукции, здесь этого не делают: руководство полагает, что патенты и так работают на имидж компании.

Государство поддерживает и защищает изобретателя, считает Инна Сахарова. Почему же тогда Роспатент фиксирует падение числа запатентованных изобретений даже в НИИ?

По мнению Сахаровой, определить техническую новизну нужно тоже уметь. Раньше в институтах были патентные отделы, где трудились специалисты-патентоведы. Например, она сама, работая в СоюздорНИИ, окончила курсы патентоведения, но, даже подучившись, не всегда могла справиться с этой задачей. А что уж говорить про мелкие и средние компании, где таких специалистов нет. Так что, по всей видимости, изобретений больше, чем выданных патентов.

Возможно, уменьшение числа патентов можно объяснить и тем, что заметно упал уровень подготовки проектировщиков и качество проектирования, а это вещи взаимосвязанные. Проектирование — процесс творческий. Нет творческого отношения к работе, не будет и патентов.

 

Источник